Таис Афинская Македонская
Я самая красивая и самая умная
15.03.2012 в 14:09
Пишет Волчокъ въ тумане:

Об изображениях Александра
Конспект статьи А.А.Трофимовой «Портреты Александра Македонского в историографии античности ХХ в.»



20 век стал эпохой Александра. Судьба А. – это зеркало изменения мировоззрения и понимания истории, надежды и амбиции поколений. Каждый видит своего Александра, с античной эпохи этот образ стал универсальным символом – словно бокал, который каждый может наполнить своим вином.

К. 19 – нач. 20 в. – труды Дройзена, Мейера, Керста и Вилькена – апология Александра и идеи абсолютной монархии, объединяющей все культурные народы – в отличие от предшественников, которые видели идеал в афинской демократии.

Главное исследование , посвященное иконографии Александра – монография Дж. Бернулли «Достоверные портреты Александра». Он верно отметил крайнюю субъективность критериев, заимствованных из литературных описаний – таких, например, как влажный взор или львиная наружность.

Следующий пик интереса к Александру – 1930-40е гг. Это культ героев Ницше и теория циклизма Шпенглера, учение о саморазвитии иррациональных начал, составляющих содержание каждого исторического цикла. Внимание привлекают переломные кризисные моменты, а душа Александра в ницшеанском духе предстает средоточием дионисийских стихий. Весь смысл эллинистической эпохи был сведен к деяниям Александра, история определялась иррациональными импульсами его духа.

У Шахермайера, Вилькена, Бреве Александр – сверхчеловек, которому дозволено все, чудотворец истории. Немецкую школу занимала как идея сверхчеловека, так и мирового господства.

В Англии у Тарна Александр – провозвестник идеи братства и равенства народов, человек, который расширил границы знания, дал простор греческой науке и культуре.

Появились устойчивые клише: Александр – страдающая мистическая душа, или народный царь, герой-завоеватель. И в изображениях стали искать скорее символическое, чем достоверный облик. Монография Оранжа «Апофеоз в античном портрете» - изображения Александра с точки зрения идеи «вдохновения, божественного экстаза». Признаки этого состояния – широко раскрытые глаза, влажный взор и взгляд в небеса. Усиление этих признаков – развитие образа от героического к божественному.

В работе американки Бибер портрет предстает в развитии – это романтическая биография от чудесного рождения до внезапной смерти, жизнь человека, который осуществил идею братства народов, гармонии религий и культур. По ее мнению, замысел Александра был оборван трагической смертью и претворен в жизнь в Римской империи и в США. (Позорище, блин!)

В 70-е гг. Работы искусствоведа Шварценберга – «метод отделения слоев». Он продемонстрировал в иконографии Александра ахиллесову символику, параллели которой есть и в исторической традиции. Этос его портретов он видел в арете Ахилла. Это не личная особенность Александра, а то, что связывает его с мифическими предками и героическим прошлым. Он подчеркивал отсутствие у греков четких рамок между историей и настоящим, героями мифов и реальными людьми.

Хельшер в статье «Идеал и действительность в портретах Александра» показал, что характерные черты Александра – юность, львиная прическа, взгляд и наклон головы – идеальны, т.к. происходят от иконографии греческих богов и героев.

В 1980-90е гг. – резкое увеличение материала, сенсационные находки в Македонии, исследования в нумизматике. Новое видение предложил Смит в монографии о царском эллинистическом портрете. Он рассматривал образ Александра как модель, которую использовали в пропаганде эллинистические правители - безбородость, динамизм и царский стиль прически у большинства. Кроме того, проблема отсутствия прижизненной версии портрета. Большая часть сохранившегося – римские копии. Оригиналы, как правило, не документированные и поздние, среднего качества и небольшого размера.

Риджуэй поставила под сомнение большинство определений всеми признанных портретов. Она подчеркивала различия в трактовках и то, что внешнее сходство не играло существенной роли в создании образа Александра.

Последняя значительная работа – монография Э. Стюарта «Лики власти». Он исследовал не сходство с реальным Александром, а дискурс, - также, как и литературный образ, изображения должны пониматься как исторические конструкции, где используются узнаваемые и понятные метафоры. Его основная цель – интерпретация портрета на основе анализа контекста. Портреты Александра стали одним из факторов идеологии, создавали новую систему ценностей.

URL записи